Сила кино и родной язык героя Мэла Гибсона

18/5/2017
Решил побрюзжать на мульти- и просто культурную тему.
Участвовал в одной мелкой европейской мультикультурной конференции, был всячески любим мусульманами и лютеранами - муфтий лез фотографироваться, какой-то сириец всё рассказывал, где он видит палестинцев (глубоко) и что скоро будет мир с Сирией, а лютеранская пастор жестами и мимикой демонстрировала всяческие знаки поддержки и взаимной дружбы.
Пастор и, что любопытно, сириец были, похоже, искренни. С муфтием мы друг друга тоже поняли.
Ну да не о том речь. Будучи единственным иудеем на мероприятии, подвергся интервьюированию. Среди прочего ответил на вопрос, что мне даёт иудаизм в повседневной жизни. Каков вопрос, таков ответ: сказал, что у человека со светским и религиозным образованием горизонт шире, чем только у человека со светским образованием, а ребята подправили так, что получилось, что горизонт шире, чем просто с религиозным. А из всего спектра затронутых тем ими было отмечено, что я прочёл фрагмент на арамите - языке, на котором говорили в фильме Гибсона об Иисусе ...
Я понимаю, что привязка к чему-то к понятному читателям, нужна. Но вот то, что ассоциативный ряд прошёл через кинофильм, ещё раз навело на размышления о кругозоре. В этой связи вспомнил как один американец (кстати, один из организаторов этого мероприятия) как-то раньше рассказал историю, как сенатор от Техаса ответил на требование признать испанский вторым языком - мол, будет только английский, ибо раз он был хорош для Иисуса, то сойдёт и латиноамериканцам.
Теперь то, спасибо Гибсону, все всё знают.

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *